Изменения в итальянском языке

«Какая разница, по какому учебнику учить итальянский? Грамматика же не меняется!» — думают многие люди. А вот и нет – за 20-30 лет язык очень сильно меняется, особенно в наше время технического прогресса. Язык – это зеркало, которое отражает жизнь людей: меняется жизнь, меняется и язык вслед за ней. Я не буду говорить про изменения в лексике — это ясно даже непосвященному. Мы будем говорить про изменения в грамматике, ведь грамматика менее всего подвержена «катаклизмам».  Итак, какие же изменения произошли в грамматике итальянского языка за последние 30 лет и какие тенденции к изменениям наблюдаются? Все данные, которые я привожу в этой статье, взяты из работ итальянских лингвистов Luca Serianni, Michele A. Cortelazzo, Gaetano Berruto и Francesco Sabattini, которые занимались исследованиями изменений в итальянском языке.

Egli/ella и lui/lei

Во многих учебниках начала 90-х или изданных ранее активно используются egli/ella, хотя в современном итальянском языке их можно услышать на юге и то не всегда. Вот какие данные приводит Francesca Brunello по использованию egli/ella  и lui/lei в современном итальянском языке на основе корпуса разговорного итальянского языка: gli/ella – 9,76% говорящих, lui/lei – 90,24%.

По мнению M. Cortelazzo, в итальянском языке, как ни в одном другом, широка так называемая zona grigia – серая зона, то есть те области, которые вызывают неуверенность даже у самих носителей языка. Именно они подвергаются наиболее быстрым изменениям.

Модальные глаголы

Всем известно, что, спрягая связку с модальным глаголом в Passato Prossimo, мы смотрим на основной глагол и, исходя из него, делаем выбор в пользу avere или essere: Ho dovuto leggere il libro, но Sono dovuta partire presto. Однако Мандзони, светоч и образец итальянской словесности, писал: “Ho voluto venire anch’io a vedere i fatti miei”. И даже сейчас во многих грамматиках, в том числе в словаре Corriere della sera, является допустимым использование вспомогательного глагола avere в случае, если нам нужно подчеркнуть смысл долженствования, возможности или желания совершения действия. Еще 30 лет назад о таком даже не говорили вслух…

Возьмём позицию местоимений в связках с модальным глаголом. Еще в старом издании учебника Добровольской местоимения ставились только на окончание инфинитива: vorrei parlarti. Сейчас их позиция свободная: они могут стоять как перед модальным глаголом, так и за ним, и среди носителей первый вариант как раз более распространён. Также в Passato prossimo связка модального глагола с возвратным не всегда спрягается с essere: если мы оставляем возвратную частичку на «хвостике» инфинитива, вся связка будет спрягаться с avere: Abbiamo dovuto lavarci. И вообще местоимения стали вести себя очень вольно: даже в отрицательной форме повелительного наклонения они теперь могут перейти вперед и вместо non muoverti мы получим non ti muovere (кстати, название прекрасной книги Маргарет Маццантини).

Куда мы идем?

Согласно статистике Университета для иностранцев в Сиене по результатам анализа корпуса разговорного итальянского языка (http://badip.uni-graz.at/it/), в разговоре в 72.6% используется настоящее время, в 9.5% — Passato prossimo, 5.3% — Imperfetto,  4.1% — Imperativo. Остальные времена и наклонения используются все реже. Какие тенденции наблюдаются в этих временах?

Прошедшее время

Сокращается использование Passato Remoto по всей Италии, на Севере это время практически исчезло. Trapassato Remoto используется крайне редко и часто заменяется на Trapassato Prossimo, во многих учебниках итальянского языка о нём вообще не упоминают. Imperfetto всё чаще используют в модальном значении, например, в гипотетическом: «Facevi meglio a stare zitto. Potevano dircelo subito» или как Imperfetto irreale, которое показывает оторванность от реальности (то, что раньше показывало Passato Remoto): «…poi entravo in un enorme sala a specchi: dopo alcuni secondi le pareti iniziavano a muoversi verso di me.». Все чаще Imperfetto используют в вежливой речи: «Cosa desiderava, signora? — Volevo due etti del prosciutto.»

Будущее время

Всё меньше используется в своем непосредственном значении будущего времени, которое все чаще заменяется настоящим: «Domani vado a Napoli». Пропадает Futuro Anteriore, даже в сертификационных тестах вместо этого времени засчитывается правильным ответом Futuro Semplice. За все свои годы жизни в Италии и работы я ни от одного носителя языка не слышала использование Futuro Anteriore в своем прямом значении предбудущего, даже в среде университетских преподавателей. Его заменяют на простое будущее время, а в последнее время есть тенденция к замене его на Passato Prossimo: «Domani quando hai finito di lavorare, mi passi a prendere?». Будущее все чаще используется в модальном значении для выражения неуверенности: «Hanno bussato alla porta, sarà Marco? Questa pizza peserà due etti…». В этом же значении используют и Futuro Anteriore: «Chi ha rotto il vaso? – Boh… Sarà stato Carlo?»

Congiuntivo

Тихо умирает. Постепенно приобретает оттенок официальности в речи…

«Но ведь есть же официальная грамматика? Это же всё неграмотные люди говорят?» — спросите вы. Нет официальной грамматики, которая была бы закреплена законом на государственном уровне. Италия – сложное в лингвистическом плане государство, в котором до 1952 года еще больше 80% жителей говорили только на диалекте. Есть много региональных вариантов, которые используются даже в официальной речи – это не диалекты, это varietà regionale нормального литературного языка. Но и сам литературный язык в стране, где Данте, Мандзони, Пазолини, Кальвино, Павезе и Фо писали, по сути, на разных вариантах итальянского, понятие весьма относительное. Есть так называемый italiano neo-standard, но это не официально закреплённый язык, а всего лишь предложение, высказанное в 1987 году лингвистом Гаэтано Берруто в своей книге «Социолингвистика современного итальянского языка» и подхваченное другими лингвистами. Однако с тех пор прошло 30 лет, и в Италии уже поговоривают о том, что neo-standard  требует дополнительных изменений, поскольку язык жив и постоянно меняется.

Эти разные PRONOMI

— Мой молодой человек-неаполетанец посмотрел мои конспекты и сказал, что местоимение loro не говорят, а надо говорить essi, — сказала мне как-то студентка. — А как правильно?

Этим вопросом задаются многие люди, пытающиеся учить язык самостоятельно по книжкам или читая грамматику и открывая для себя эти странные местоимения: egli, esso вместо привычного lui; ella и essa вместо любимого lei и, наконец, essi и esse для обозначения знакомого нам loro. Когда их используют и, действительно, КАК ПРАВИЛЬНО? На самом деле ударные формы egli, ella, esso, essa, essi, esse в современном итальянском языке, особенно разговорном, остаточно редки, а если и появляются, то, как правило, в письменной речи (научной, бюрократической или литературной).

Откуда они вообще взялись? Все из того же великого и могучего, но безвременно скончавшегося, латинского языка. В нем просто не существовало особых форм для обозначения местоимений третьего лица единственного и множественного числа (он, она, они) и вместо этого использовались указательные местоимения и прилагательные is, ille, ipse (современные questo/quello). Именно от них в итальянский язык «перекочевали» egli, ella, esso, essa, essi, esse. В старо флорентийском диалекте местоимений было гораздо больше, чем сейчас. Например, было еще местоимение ille, которое соответствовало местоимению мужского рода множественного числа. У Данте мы можем наблюдать это явление:

Ben m’accors’io ch’elli era d’alte lode (Dante, Par. XIV, 124)

Если попытаться свести в таблицу местоимения третьего лица единственного и множественного числа в старо итальянском, то получится следующее:

ОН: egli, elli, esso

ОНА: ella, essa

ОНИ (мужчины): essi, egli, elli, eglino

ОНИ (женщины): elle, esse, elleno

А как же lui, lei, loro? Они тоже были, но использовались только в качестве дополнения, например, в функции дательного падежа. Поскольку любой живой язык постоянно изменяется и идет по пути упрощения, эти местоимения постепенно заняли ведущие позиции и вытеснили «конкурентов». В частности, великий итальянский писатель Алессандро Мандзони внес свой вклад в распространение современных местоимений, когда в 1840 в окончательном издании «Обрученных» зачеркнул большую часть egli и ella и вписал вместо них lui и lei.

Ну и, наконец, немного статистики. Согласно исследованию разговорного итальянского языка (Lessico dell’Italiano Parlato – LIP), проведенному еще в 90-х года прошлого века итальянским лингвистом Лоренцо Ренци, lui употреблялся в итальянской речи в 764 случаях против всего 39 «появлений» egli. Причем 33 случая из этих 39 относились именно к бюрократической речи.

Так что оставим причудливые egli и ella бюрократам и ученым, ведь в разговоре знакомые и любимые lui, lei и loro гораздо милей и приятней уху.

 По материалам энциклопедии Treccani, словаря Corriere della Sera и сайта  http://www.manuscritto.it/

 P.S.: Все статьи являются авторскими. При размещении на других сайтах не портите себе карму и указывайте имя автора (Наталья Блинова) или давайте ссылку на этот сайт